Спецматериалы

«Есть заказ сверху»: как в России наказывают за записи в соцсетях

Иван Мартыненко

,

Татьяна Юнзель

17 февраля 2016, 19:06 24465

17 февраля Андрей Бубеев, активист из Твери предстал перед судом за политические репосты в соцсетях. Его обвиняют в призывах к экстремизму, направленных в том числе к нарушению территориальной целостности России, по ст. 280 и 280.1 УК РФ. В настоящий момент он уже отбывает один срок в колонии-поселении. В августе прошлого года его приговорили к 1,9 годам лишения свободы по тем же статьям. Сейчас активиста будут судить по новому делу. Подобные уголовные дела перестали быть редкостью. Только за 2015 г. было возбуждено около 200 уголовных дел за «интернет-активность», не менее 18 из них закончились реальными сроками. После того, как в июне 2014 г. президент России Владимир Путин подписал закон о введении уголовной ответственности за призывы к экстремизму в Интернете, в Сети началась активная борьба с теми, кто не согласен с политическим курсом российского руководства. Rus2Web поговорил с юристами и выяснил, за какие посты в Интернете могут посадить, какая социальная сеть самая опасная, и что делать, чтобы не оказаться за решеткой после случайного лайка.

Регулировать Интернет

«Еще лет 10 назад можно было сказать, что Интернет в России является свободной площадкой. Предъявить иски, например, по защите чести и достоинства, было практически невозможно из-за сложности установления конкретного автора публикации и места его проживания. Сейчас, прежде чем что - нибудь написать или перепостить в социальной сети, нужно крепко подумать», - рассказывает адвокат Роман Качанов. «При желании следователи любой текст, любую даже самую безобидную картинку могут подвести под экстремизм», - уверен он.

Последние несколько лет постоянно появляются новые предложениях что-то запретить, урегулировать или проконтролировать в Интернете. В конце декабря 2015 г., когда Путин встречался с представителями IT на форуме Интернет-экономика, были даны поручения разным ведомствам (начиная от министерств связи и юстиции и заканчивая Советом безопасности России - прим.) о подготовке предложений по дополнительному регулированию и контролю Интернета. Российские власти четко обозначили свой подход: сеть нужно взять под контроль, поскольку она представляет угрозу существующему режиму. Борьба ведется в том числе и на международном уровне. Под предлогом того, что США якобы контролируют Интернет, каждый год появляются новые предложения, как передать всемирную сеть в ведение ООН, либо Международного союза электросвязи. Идеальным вариантом при этом видится - наделение национальных властей возможностью регулирования доменного пространства. Это позволило бы как можно больше обособить Рунет, чтобы получить возможность практически полностью контролировать распространение информации. По мнению юриста Международной правозащитной группы «Агора» Дамира Гайнутдинова политика «регулировать и контролировать» проецируется на действия правоохранительных органов. «Они чувствуют запрос и пытаются его удовлетворить. А каким образом они это могут сделать? Увеличением количества уголовных дел», - рассказал Rus2Web Гайнутдинов. По его мнению, то обстоятельство, что силовым ведомствам бороться с экстремизмом и терроризмом в Интернете гораздо удобнее, чем в реальной жизни, является не менее важным фактором. «Очень удобно, все что нужно, это – сидеть во «ВКонтакте» и искать экстремистские видеоролики или посты».

«В настоящий момент в России делается все, чтобы точка зрения, отличная от Кремля, не получила широкого распространения», - уверен Качанов. «Условный заказ с верху, конечно, есть, но не в отношении каких-то конкретных простых граждан. Есть общая установка: делать все, чтобы отличная от Кремля точка зрения о том, что, например, Россия творит на Украине, никоем образом не появлялась и не транслировалась».

В январе 2015 г. к году колонии-поселения приговорен житель Сургута Олег Новоженин, признанный виновным в распространении экстремистских материалов, а именно в репостах в «ВКонтакте» записей, пропагандирующих деятельность организации «Правый сектор» (запрещен в России - прим.). Приговор Новоженину стал первым случаем, когда за деятельность в соцсетях обвиняемый получил реальный срок.

Сила доноса

В настоящее время поводом для возбуждения уголовного дела может стать заявление любого человека. «Допустим, государственный чиновник решил наказать оппозиционного активиста и пожаловался на его публикацию в Фейсбуке в полицию или в прокуратуру, и те дают ход делу» - рассказывает Дамир Гайнутдинов. Есть и другой вариан – когда сотрудники правоохранительных органов сами «копают» под конкретных людей, если имеется задача их наказать. В остальных случаях - это результат обычного поиска полицейскими и сотрудниками ФСБ людей из своего региона, которые запостили, перепостили или лайкнули что-то экстремистское. «Большинство дел возбуждаются, если в записи в социальной сети действительно есть нарушения закона об экстремизме – в основной массе это дела в отношении молодых людей, которые лайкают или репостят крайне «правые» видеоролики «ВКонтакте» или песни, включенные в список экстремистских. Но количество политических дел в этой сфере постоянно увеличивается», - поясняет Гайнутдинов.

«Я знаю множество случаев, когда уголовное дело не возбуждается, вместо этого человека вызывают в управление ФСБ по противодействию экстремизму – «Центр Э», и проводят с ним так называемые профилактические беседы», – рассказывает Роман Качанов. Как он пояснил Rus2Web вызывают при этом обычных граждан, которые просто выражают альтернативную точку зрения в беседах с коллегами или даже соседями по подъезду. По мнению Качанова на сегодняшний день, чаще всего преследования за посты в социальных сетях начинают по заявлению доносчиков. «На «беседах» в ФСБ людей откровенно пугают уголовными делами, проблемами на работе, в семье, говорят: Вы враги России, вы не любите свою страну».

В сентябре 2015 года один из лидеров Татарского общественного центра 57-летний Рафис Кашапов приговорен к трем годам лишения свободы за критику в социальных сетях аннексии Россией Крыма. В своих текстах он называл действия России в Крыму оккупацией и обвинял российские власти в притеснении крымских татар. Кашапов свою вину не признал. Правозащитный центр «Мемориал» включил осужденного в список политзаключенных.

Самая опасная социальная сеть

Несмотря на то, что силовые ведомства в равной степени следят за всеми социальными сетями, по статистике больше всего уголовных дел заводят за посты во «ВКонтакте». «Это объясняет ряд факторов. Во-первых, количество пользователей. Во-вторых, «ВКонтакте» привычнее и удобнее для самих сотрудников правоохранительных органов. В-третьих, от «ВКонтакте» гораздо проще получить информацию о пользователе» - поясняет Дамир Гайнутдинов.

Каждые пол года социальные сети Facebook, Twitter и Google публикуют transparency report, в котором сообщается о том, сколько раз правительства каких стран запрашивали у них информацию о пользователях и в каких случаях эти сведения были предоставлены. Например, согласно отчету Twitter за первое полугодие 2015 года, социальная сеть получила более 40 запросов от российских властей. Однако ни на один из них Twitter не дал положительного ответа. Как утверждает руководство этой соцсети, у них есть собственные процедуры для проверки обоснованности запроса от иностранного государства. В связи с этим Роскомнадзор периодически выпускает «обиженные» пресс-релизы о том, что зарубежные соцсети не сотрудничают, не предоставляют эту информацию. Однако, на социальную сеть «ВКонтакте» подобных нареканий у ведомства еще не было.

В Челябинске в сентябре 2015 г. к двум годам лишения свободы приговорен Константин Жаринов, член партии «Демократический выбор». Поводом для уголовного дела стал перепост на странице «ВКонтакте» сообщения «Правого сектора», в котором украинские националисты призывали оказывать сопротивление режиму Путина и не верить пропаганде российских государственных СМИ. При этом дело было возбуждено после того, как блогер удалил запись. При вынесении приговора Жаринов был сразу же амнистирован.

Свобода слова VS Экстремизм

Разобраться, что может послужить поводом для возбуждения дела довольно трудно, поскольку статьи как уголовного, так и административного кодексов в этом отношении сформулированы очень расплывчато. «Всегда надо держать в голове, что существуют определенные рискованные темы. Украина – опасная тема. Крым – опасная тема. Коррупция – опасная тема. – предупреждает Дамир Гайнутдинов. – Все рекомендации такого рода, так или иначе, напоминают призыв к самоцензуре, но в любом случае следует понимать: любой лайк, любой репост может при определенных обстоятельствах стать причиной привлечения к ответственности». По словам Романа Качанова, конституция России с одной стороны провозглашает свободу мысли и слова, с другой – запрещает возбуждение национальной, религиозной, этнической, социальной ненависти и вражды. «В принципе, это согласуется с международными актами в области прав человека. За исключением социальной ненависти как в ст. 282 УК РФ (говорится о возбуждении ненависти «к какой-либо социальной группе», – прим.). В европейских конвенциях этот термин не используется, но в Конституции России он есть». По словам адвоката, остается непонятным, что попадает под категорию социальной ненависати и вражды. «Когда соответствующий запрет перекочевал в Уголовный кодекс, под социальную ненависть и вражду стали подводить практически все, что угодно - вплоть до критики прокуроров, судей, правоохранительных органов, спецслужб» - поясняет Качанов. Таким образом, по его мнению, под уголовную статью можно подвести любое высказывание в интернете и для этого даже есть «заинтересованные эксперты-лингвисты». При этом, как поясняют юристы, в подобных делах суд зачастую отказывает в допросе экспертов, которые проводили лингвистическую экспертизу, а также отклоняет ходатайства о проведении дополнительного комплексного исследования. Все это становится одной из главных сложностей для стороны защиты. «Лингвистические экспертизы назначают органы следствия, и, естественно, они проводятся теми экспертами, которые дадут «нужную» оценку материалам», - поясняет Качанов.

Стоит отметить, что само по себе привлечение к уголовной ответственности по экстремистским статьям с момента определения обвинения или объявления человека подозреваемым уже влечет за собой неприятные последствия в виде, например, включения в список экстремистов и блокирования банковских счетов.

Одна из последних громких историй - дело Вологжениновой. В отношении жительницы Екатеринбурга, матери-одиночки Екатерины Вологжениновой было возбуждено уголовное дело за «интернет активность». Ее обвиняют в перепостах материалов о событиях на Украине осенью 2014 г. Следствие усматривает ее вину в том, что она подписалась в соцсети «ВКонтакте» на паблики «Украинской народной самообороны» и «Русского правого сектора» (Обе организации запрещены на территории РФ - прим.). Кроме того, ее обвиняют в том, что она размещала на своей странице ссылки, например, на видеоролик «Яхта Путина», фильмы о Майдане и ток-шоу украинского телевидения «Храбрые сердца». Вологженинова не скрывает, что размещала в своем аккаунте статьи и иллюстрации о событиях на Украине в 2014 г., считая, что право критиковать власть россиянам гарантировано Конституцией. «Вологженинова была подписана на эти группы не потому, что разделяет их взгляды, а потому что хотела получать альтернативную информацию», - рассказывает ее адковат Роман Качанов. «При этом следователи изначально считали, что Вологженинова является членом «Правого сектора». Когда к ней пришли с обыском, выяснилось, что к националистическим организациям она никак не относится, что следователи имеют дело с обычной домохозяйкой, матерью-одиночкой, это их очень огорчило. В итоге, дело было все же возбуждено, а в заключении лингвистической экспертизы, проведенной управлением ФСБ по Свердловской области, была написана сплошная чушь. Например, из него следует, что граждане Российской Федерации, россияне – это конкретная национальная группа (Россия согласно Конституции является многонациональным государством – прим.)», поясняет Качанов.

В декабре 2015 г. к двум годам колонии приговорена кубанская активистка Дарья Полюдова. Она была признана виновной в призывах к экстремистской деятельности и к сепаратизму за перепост в социальной сети «ВКонтакте» картинки с текстом «Этнические украинцы Кубани хотят присоединиться к Украине» и запись, в которой Полюдова возлагает ответственность за ситуацию в России на Владимира Путина.

За какие действия в соцсетях могут возбудить дело?

«Каждому человеку стоит вспомнить, что он лайкал и постил, потому что в Интернете ничего не пропадает. Если вы 10 лет назад, когда только появился «ВКонтакте», что-то лайкнули - этот лайк вполне может там остаться, и потом доставить вам неприятности», - советует Дамир Гайнутдинов. Тоже, по его словам касается и личной переписки. «Если вы по электронной почте о чем-то переписывались, главный вопрос в том, насколько высока вероятность того, что эта переписка может стать доступна третьим лицам. Есть случаи, когда уголовные дела возбуждаются после публикации постов в закрытых группах среди ограниченного круга участников. Вы уверены в том, что ваш собеседник не напишет на вас заявление? Ведь передача информации, которую следователи могут счесть экстремисткой, хотя бы одному лицу уже квалифицируется как ее распространение. Не призываю вас бояться обсуждать какие-то вопросы с друзьями и коллегами, но нужно понимать, что такое обсуждение тоже может лечь в основу уголовного дела. В любом случае, если есть подозрения в том, что против вас могут возбудить уголовное дело, нужно, не теряя времени, обращаться за юридической помощью. Самозащитой в таких делах заниматься опасно» - советует он.

В сентябре 2015 г. за пост «ВКонтакте», был осужден оппозиционер из Барнаула Антон Подчасов. Его приговорили к 1,6 г. лишения свободы условно за репост текста под названием «Русофобии пост». О чем именно был этот пост, не уточняется, однако следователи усмотрели в нем «возбуждение национальной ненависти к русским».

Что делать, если на вас завели дело?

Вероятность избежать наказания за «неправильный пост» в соцсетях, если сразу обратиться за помощью к адвокату - высока, считает адвокат Роман Качанов. «Только у меня было два таких случая с постами в поддержку Украины. В обоих случаях ко мне обратились еще на стадии следственной проверки. В итоге дела не были возбуждены», рассказывает он. Оба юриста сходятся во мнении, что в случае, если на вас завели дело, вызвали на допрос или уже задержали, главное не давать никаких показаний и сразу обращаться за помощью к адвокату по соглашению, в какую-нибудь правозащитную организацию.

Доклад «Агоры» о свободе в интернете

16 февраля Международная правозащитная группа «Агора» выпустила ежегодный доклад, посвященный ограничению свободы интернета в России. Авторами доклада выступили основатель «Агоры» Павел Чиков и аналитик группы Дамир Гайнутдинов. Rus2Web выбрал главное из доклада:

  • Число нарушений права на свободу интернета в России за 2015 г. выросло в 8 раз — с 2 тыс. до 15 тыс. Это произошло в том числе потому, что ведомства начали тестировать системы автоматического сбора и анализа контента в интернете. Только прокуратура Татарстана за 2015 г. отправила Роскомнадзору 3856 единиц запрещенных материалов. В гонке за количеством отчетов по блокировкам ведомства столкнулись с отсутствием ресурсов для ручной обработки и оценки десятков тысяч страниц в интернете. Суды «автоматически штампуют решения о признании информации запрещенной», не вдаваясь в подробности.
  • Угрозам и нападениям в 2015 г. подверглись как минимум 28 интернет-активистов и журналистов. По словам правозащитников, это связано с отсутствием эффективных расследований по этим делам со стороны правоохранителей.
  • «Пожизненная» блокировка сайтов оказалось неэффективной. В октябре 2015 г. Мосгорсуд вынес первое решение о «вечной» блокировке 11 ресурсов, включая крупнейший торрент-трекер Rutor.org. В докладе отмечается, что на посещаемости ресурса это сказалось не сильно. В то же время, как отмечают правозащитники, растет число россиян, как имеющих доступ к интернету, так и способных обходить технические запреты, пользуясь специальными программами.
  • Более чем вдвое выросло число регионов, в которых интернет-пользователи испытывают серьезное давление. В числе регионов, которые авторы исследования называют несвободными, – Москва, Петербург, Татарстан, а также Мордовия, Ульяновская область и Чечня.

 

Главные новости

Новости

Олег Дерипаска требует от Черногории «сотни миллионов евро»

Вчера в 18:58
Новости

«Мемориал» оштрафовали за отказ регистрироваться как иноагент

Вчера в 18:06
Новости

Ходорковский откроет пять новых СМИ в 2017 году

Вчера в 17:47
Новости

Трамп стал «человеком года» по версии Time

Вчера в 16:45
Facebook
VK
Twitter
Youtube
Coub
Telegram