Спецматериалы

«Все на шахте знали, что каждый спуск может стать последним»

Нина Давлетзянова

29 февраля 2016, 13:20 6135

В результате трех взрывов на шахте «Северная» в Воркуте под завалами остались 26 шахтеров, еще пятеро погибли и девять человек находятся в больницах. Кроме того, погибли пятеро сотрудников МЧС. Спасательные работы прекращены. Люди, оставшиеся под завалами, официально признаны погибшими. С 29 февраля их семьям начнут выплачивать компенсации. Руководство «Воркутауголь», которой принадлежит шахта, сообщило, что спрогнозировать трагедию было невозможно и авария имеет природный характер. Rus2Web поговорил с сотрудниками шахты «Северная» и родственниками тех, кто остался под завалами, — они с версией руководства категорически не согласны и верят, что люди под землей еще живы.

Наталья Трясухо, жена погибшего шахтера Вячеслава Трясухо: «Пока не увидим тела шахтеров, они для нас живы».

О том, что произошла авария, я узнала от подруги уже через несколько часов после катастрофы. Я начала звонить по всем телефонам, какие были, нигде не поднимали трубку. Всю ночь после аварии мы сидели в актовом зале на территории Шахты и ждали хоть каких-то новостей. Со стороны руководства шахты не было вообще никаких сообщений. Нас не вводили в курс дела, просто говорили общие фразы, то же самое, что вся страна слышала из телевизора. Когда мы приехали на шахту, ни одного человека из руководства к нам не вышло. Все было полностью засекречено. Сначала руководство говорило, что три дня вообще спасательные работы на шахте вестись не будут, потому что недостаточно специалистов. Мы были в шоке. Только, когда выехала МЧС, о случившемся узнала вся страна, работы по спасению все-таки начались.

Моему мужу 48 лет, более 15 из них он отработал на шахте подземным электрослесарем. У нас с ним две дочери, 20 и 15 лет. Зарплата у мужа зависела от выработки, в среднем получалось около 50 тысяч рублей в месяц. В данный момент это был единственный источник дохода нашей семьи. Я недавно уволилась, сейчас мы с дочками остались без средств к существованию. Когда было первое собрание родственников шахтеров, там сидели представители МЧС, русской православной церкви, но не было никого из руководства шахты. На наши вопросы они отвечали либо молчанием, либо просто их игнорировали. Люди высказывали на собрании много претензий: все руководство шахты знало об угрозе удара, о чудовищной загазованности, но люди работали. Мой муж давно говорил о том, что на шахте прет газ и есть угроза взрыва, особенно в последнее время. Но администрацией была дана команда датчики, фиксирующие содержание метана, накрывать, закапывать, чтобы они не сработали. Это обычная практика на шахте. Если показатели этих приборов даже немного превышают норму, они срабатывают и все оборудование останавливается. Представляете какая там была концентрация метана, если произошло уже три взрыва и начались чудовищные пожары? На собрании родственники шахтеров спрашивали, где начальник по технике безопасности, который позволил людям спуститься в шахту. Мы хотели посмотреть ему в глаза, но он так и не появился. На втором собрании 27 февраля нам уже сообщили, что ситуация безвыходная, скорее всего, спасти людей нельзя. Несмотря ни на что, я до сих пор надеюсь, что муж жив. Мне уже приносят соболезнования, но пока мы не видели тела, они для нас живы.

28 февраля мы с дочерью были в следственном комитете, предоставили следователем всю информацию, которую нам удалось собрать у родственников и работников шахты «Северная». Мы дали им немало доказательств того, что в работы велись с нарушением техники безопасности. Там есть фотографии датчиков с показателями, превышающими норму, достаточно материалов, которые доказывают вину тех, кто отвечает за условия труда шахтеров. Сотрудники Следственного комитета сами нас пригласили, увидев, что мы в интернете выкладываем важную информацию. После трагедии прошли слухи, что незадолго до аварии руководство предприятия застраховало каждого работника на 10 с лишним миллионов рублей, но никто об этом не знал. Возникает вопрос, почему они это сделали, почему это совпало с аварией? Было ли это случайным совпадением? Никогда до этого шахтеров не страховали.

3 года назад у нас была трагедия на «Воркутинской» шахте, там родственникам погибших тоже обещали выплатить компенсации, но люди так и не получили никаких денег. Мы решили, что будем бороться, будем настаивать на объективном расследовании, вести собственное расследование случившегося. Если принимать все самое худшее, люди погибли, нам даже некого будет похоронить. Стараюсь держаться изо всех сил, бывает накатывает истерика, но стараемся друг друга поддерживать. Если я начну биться и резать себе вены, — это тоже не выход. Мне ведь еще нужно поднимать дочерей, только пока еще не представляю, как я одна буду это делать.

Сергей Проскуряков, машинист горных выемочных машин на шахте «Северная»: «Это богом забытое место».

Я трудился как раз на том участке, где произошла трагедия. Во время аварии я не был в шахте только потому, что должен был идти в ночную смену. Сразу после взрыва, мне позвонили и сообщили, что там было. Я лично знаком с теми ребятами, которые остались под землей, я до последнего надеялся на их спасение. Сейчас, если людей не смогут достать, получится, что шахта для них станет братской могилой. Хотелось бы рассказать всем, что на самом деле творится у нас на шахтах. Это богом забытое место, руководство предприятия творит все, что ему угодно, чтобы заработать больше денег. Много нарушений техники безопасности выработки горных пород. Например, общеизвестный факт, что у нас на шахте подкручивали датчики, фиксирующие содержание в воздухе газа метана. По указанию начальства приборы настраивали так, чтобы они не зашкаливали и показывали цифры, которые соответствуют норме. В действительности содержание метана в шахте значительно выше, чем того требуют правила безопасности. Теперь те, кто давал указания подкручивать датчики, пусть посмотрят в глаза родственникам погибших шахтеров.

Все рабочие уверены, что на шахте «Северной» был не горный удар, как говорилось в официальной версии, а взрыв газа метана. Я сопоставляю факты, свидетели говорят, что слышали два хлопка. Первый взрыв произошел как раз у нас на участке, а потом произошел второй взрыв где-то в проходческом забое. Хотелось бы, чтоб комиссия провела объективное расследование, чтобы виновным в трагедии это не сошло с рук, как это было три года назад после аварии на шахте «Воркутинская». Ее руководство не было привлечено к ответственности. Более того, сотрудники администрации шахты «Воркутинская» после аварии получили руководящие должности в нашей шахте «Северная» и спокойно продолжали работать. Как такое может быть? Начальство говорит, что якобы вкладывает огромные деньги в безопасность, но я не знаю куда эти средства на самом деле идут.

Я бы давно оставил эту профессию, но другой работы у нас в городе нет. Увольняться мне нельзя — надо поднимать маленького сына, которого я воспитываю один. В Воркуте только в шахте было возможно более-менее заработать на жизнь. На самых сложных «добычных» участках люди зарабатывают максимум 80-90 тысяч рублей в месяц. А на менее сложных участках люди получают в два раза меньше — 45 тысяч рублей, но даже там есть вред для здоровья и большая вероятность получить травму. Разве это большие деньги за то, чтобы рисковать жизнью, жить на Севере? Объемы добычи угля увеличиваются, а зарплату нам не повышали лет шесть.

Со стороны администрации шахты идет постоянный прессинг, людей запугивают: «будешь говорить лишнее — пойдешь гулять за ворота», руководители предприятия ведут себя как рабовладельцы. Но все молчат, боятся, что их уволят. Вот, к чему это молчание привело. Если эта авария сойдет с рук руководству, аналогичные трагедии будут повторяться. Хотелось бы, чтобы правительственная комиссия тщательно опросила всех шахтеров, обычных рабочих.

Михаил Момот, шахтер бригады шахты «Северная», брат погибшего шахтера Константина Момота: «Все знали, что в туннеле скопилось большое количество газа».

Я сам шахтер. С погибшими ребятами на шахте «Северная» мы были в одной бригаде. Мне повезло, что я в момент аварии был в отпуске. Но мой брат как раз работал. О его смерти я узнал по телефону 25 февраля в первый же день взрыва. Сначала, я увидел машины МЧС в городе и понял, что что-то не так, после чего поехал на шахту, а затем мне позвонили. Самое страшное, что руководство «Воркутауголь» знало о том, что на шахте «Северная» в любой момент может произойти взрыв. Все, кто там работал, также знали, что за последние месяцы в туннеле скопилось большое количество газа метана. Однако руководство шахты, почему-то, так ничего с этим и не сделало. Более того, возросло и число горных ударов (внезапное разрушение части массива породы, которая прилегает к подземной горной выработке — прим.), что также стало одной из причин трагедии.

Работники не могли отказаться от спуска в шахту. Руководство говорило, не хочешь работать, можешь увольняться. По-моему мнению, трагедии можно было избежать, если бы вовремя проветрили шахту, поставили более мощные вентиляторы. Однако, почему-то, все эти меры не были предприняты вовремя, и никто не позаботился о жизнях горняков. На данный момент я еще не знаю, как мы дальше будем действовать в этой ситуации. Однако постараемся достучаться до руководства, чтобы в дальнейшем подобных трагедий больше не было. Единственное, чего я хочу, чтобы те люди, которые позволили этой трагедии случиться, были наказаны.

Константин Пименов, шахтер, депутат городского совета Воркуты: «Было бы правильно, если бы Путин сам прилетел в Воркуту».

Мне очень не понравилось, что председателем комиссии по расследованию причин аварии назначали вице-премьера Аркадия Дворковича — человека, который далек от нашей отрасли. Руководителем комиссии нужно было назначать человека, который имеет опыт работы в шахте, понимает, что такое горно-геологические условия.

Я лично общался с шахтерами и инженерно-техническими специалистами шахты Северная. Они говорили, что идет значительное повышение выделения метана. Об этом знали все должностные лица, но надеялись на «авось», что как-нибудь пронесет. Причина аварии — именно взрыв метана, а не просто горный удар. Горные удары имеют меньшую мощность, они нередко случались на шахтах Комсомольская, Воркутинская и «Северная». Скорее всего, был горный удар, который способствовал взрывам газа, затем возник пожар, большое задымление. Но об этом часов шесть после аварии официальные лица молчали.

Как я могу судить по своему опыту работы, шансов спастись у 26 человек, оставшихся под землей, практически не было. Они находились в замкнутом пространстве, кто не погиб во время взрыва, тот задохнулся от дыма и нехватки кислорода. Всем хочется надеяться на чудо, но, скорее всего, все они погибли.

Аркадий Дворкович уже заявил, что причина катастрофы — горно-геологический фактор, который невозможно было предугадать. Это не соответствует действительности. Да, шахта — особо опасное производство, но современная наука позволяет внедрять новейшие технологии, проводить ежедневные замеры содержания метана в воздухе и с вероятностью 90% не допускать подобные аварии.

Я считаю, что эту катастрофу можно было предотвратить, если бы руководство шахты меньше занималось формализмом и отчетностью и больше уделяло внимания технике безопасности. Я думаю, что виновные сейчас попытаются уйти от ответственности, замести следы, свалить все на горно-геологические условия. Виноваты в аварии следующие лица: начальник участка, главный инженер, начальник участка вентиляции техники безопасности, директор шахты и государственный инспектор, который периодически проверял безопасность этой шахты. Все они знали о превышении норм концентрации метана. Эти специалисты обязательно должны ответить за смерть людей.

Пока у всех большие сомнения в том, что виновные в катастрофе на шахте «Северная» понесут заслуженное наказание. Если вспомнить предыдущую аварию на шахте «Воркутинская» (три года назад), то при наказании виновных дело до суда так и не дошло. Тогда погибло 19 шахтеров, а обвинили, как обычно, во всем «стрелочника» — начальника «добычного» участка, на котором произошел взрыв. Было бы правильно, если бы президент Владимир Путин сам прилетел в Воркуту и назначил бы председателем комиссии человека компетентного в данном вопросе и усилил бы ее состав независимыми специалистами. Это было бы большой поддержкой для родственников погибших. Люди поверили бы в справедливость, если бы комиссия докопалась до истинной причины гибели шахтеров и тем самым предотвратила подобные катастрофы в будущем.

Главные новости

Новости

Олег Дерипаска требует от Черногории «сотни миллионов евро»

Вчера в 18:58
Новости

«Мемориал» оштрафовали за отказ регистрироваться как иноагент

Вчера в 18:06
Новости

Ходорковский откроет пять новых СМИ в 2017 году

Вчера в 17:47
Новости

Трамп стал «человеком года» по версии Time

Вчера в 16:45
Facebook
VK
Twitter
Youtube
Coub
Telegram