Мнения

«Если погасло в одном месте, обязательно должно загореться где-то еще»

Олег Кашин

15 марта 2016, 12:45 15992

Президент России Владимир Путин поручил министру обороны РФ Сергею Шойгу начать с 15 марта вывод российских войск из Сирии. Неожиданная война закончилась неожиданным миром — Олегу Кашину эта ситуация представляется более опасной, чем можно было предположить. 

У войны, которая ведется непонятно зачем, есть одно неоспоримое преимущество — ее можно прекратить в любой момент, и при должном старании военно-пропагандистского аппарата можно даже доказать, что война закончилась победой. Очевидно, что-то такое и произошло с российской операцией в Сирии — ее цели, декларированные и реальные, были настолько туманными, что объявить ее результат успешным особого труда не составит.

Внешняя политика вместо внутренней

Ну да, мировой терроризм, о котором все это время как о своем главном враге говорила Россия, не побежден, ну так он и не может быть побежден, зато можно придумать какую-нибудь формулу, по которой российские бомбардировки его существенно ослабили — когда речь идет о непроверяемых вещах, это тоже не составляет никакой проблемы. 

В России, строго говоря, вообще ничего не составляет никакой проблемы, потому что ни у власти, ни у общества нет четкого представления о норме. Какая Россия более нормальная — которая бомбит Сирию или которая не бомбит? Набор одинаково убедительных аргументов можно подобрать к обоим вариантам ответа, и оба они ничего не значат.

В России нарочно перепутаны внешняя и внутренняя политика. Борьба власти с оппозицией подается как противостояние России внешней угрозе — власть настаивает, что за оппозицией стоит Запад, поэтому даже выборы в Костроме становятся ареной противостояния с Госдепартаментом США. При этом участию России в украинских или сирийских делах, наоборот, легко найти внутреннее объяснение — с бандеровцами надо бороться, чтобы они не устроили в России майдан, а Асаду надо помогать, чтобы ИГИЛ не пришел на Кавказ. Операция в Сирии — это была внутренняя политика. Мы бомбим, потому что мы мировая держава, а мировым державам положено бомбить. Это большая ответственность, ради которой можно и потерпеть почти что угодно, от «Платона» и взносов на капремонт до каких-то будущих, еще непредставимых, запретов и сборов. Они все равно будут, никуда не денутся, и если Сирия по какой-то причине уже неактуальна, то должно появиться что-то вместо нее.

Украина, Кавказ, Москва?

И вот это самое тревожное — что вместо? Снова Украина? Сомнительно. То есть можно, конечно, нафантазировать новую войну, новый срыв Минских соглашений и потом еще года на два «мирный процесс» со всеми вытекающими, но страшная история, будучи рассказанной вторично, слишком много теряет и может не сработать. Может быть, Кавказ? Нападение на журналистов, разгром офиса Комитета по предотвращению пыток и взрыв машины имама Чумакова в Назрани — три события подряд, случившиеся в течение нескольких суток, выглядят как резкое чечено-ингушское обострение, от которого до реальной войны гораздо ближе, чем от Москвы до Алеппо.

Это жутковатый путинский парадокс — урегулирование или замораживание очередного кризиса в наших условиях автоматически значит наступление следующей экстремальной ситуации. Слишком долго власть черпала энергию именно в них, и есть подозрение, что она разучилась (или никогда не умела) жить без войны, без майдана, без политического конфликта, без социального взрыва. Нужно, чтобы постоянно горел пожар, чтобы его можно было долго-долго тушить, и если погасло в одном месте, обязательно должно загореться где-то еще.

Что-то такое говорят обо всех войнах — вот, сейчас вернутся домой фронтовики, то-то они всем покажут. Говорить о реальных фронтовиках применительно к российской операции в Сирии не приходится, ну, сколько-то летчиков приобрело боевой опыт, социологически ничтожная величина. А вот возвращения фронтовика Путина ждать вообще-то, наверное, стоит. Он ушел на войну больше двух лет назад, сразу после Олимпиады. Два года Россия его не интересовала вообще, два года он играл в геополитику. Во что он будет играть в России? С кем и на каких рубежах он будет бороться теперь, и насколько эти рубежи далеки от стен Кремля? Кого, в конце концов, посадят, кого убьют? 

Силу российской власти, находящейся в его руках, Владимир Путин за шестнадцать лет никогда не тратил на благо страны и народа, всегда находились дела поважнее. Теперь, когда эта сила освободилась от сирийской повинности, как никогда высок риск, что она обрушится на россиян — в конце концов, надо же куда-то ее девать.

 

Главные новости

Новости

ЕСПЧ рассмотрит жалобу строителя из Сочи на пытки в полиции

23 минуты назад
Новости

«Платон» будет заработать на данных перевозчиков

26 минут назад
Новости

Журналиста будут судить за «карусель», о которой он рассказал

30 минут назад
Новости

Захарченко рассказал о прослушке ФСБ через тарелку с микрофоном

2 часа назад
Facebook
VK
Twitter
Youtube
Coub
Telegram